Как мы с женой рожали

беременность жены

Во время родов я все время был рядом с женой и при этом находился от нее в нескольких десятках километрах. Спасибо новейшим технологиям: я не отлипал от компьютера, а Эльвира- от своего мобильника. Так что можно сказать, что рожали мы вместе.

Когда Эльвира узнала, что беременна, она рыдала чуть ли не полчаса. Она ничего против ребенка не имела, напротив, была обеими руками и ногами «за», но  в перспективе груза материнства боялась не потянуть. Но это была первая реакция. Вторая была уже совсем другой, типичной для женщин — бурная радостью. Кроме того, что тут скрывать, у Эльвиры появилась возможность утереть нос руководству, которое спало и видело, как бы уволить ее.

Итак, первые месяцы беременности: Эльвира круглосуточно ест маринады, но почему-то в Винни-Пуха не превращается. Еще она ходит к платным врачам, но эта идея ей быстро перестает нравиться. Смысл расставаться с честно заработанными деньгами, если ни жалоб, ни вопросов нет? Эльвира ходит на шейпинг, продолжает следить за фигурой, но проникается всеобщей паникой на тему стриженных волос: перестает посещать парикмахерскую и о том, чтобы освежить прическу, ничего слышать не хочет. Ну, не хочет — ради Бога. Я лично ничего против не имел. Не люблю создавать сложности там, где их нет. И Эльвира у меня такая. Знаете, она относится к категории «легких» — очень позитивных людей. К ней всегда люди тянутся, а всех ее подружек я до сих пор не запомнил — так их много.

Эля как могла заботилась о здоровье, своем и ребенка. Почти сразу она расширила гардероб свободной и легкой одеждой: пара сарафанов для беременных, брючки и юбка со специальными вставками на талии. А еще она убрала всю обувь на каблуке.

Кстати, когда я познакомился с Эльвирой, я тоже не думал, что она меня так затянет. Познакомились мы как-то очень стандартно для любых ничего не значащих отношений и весьма нестандартно для брака и рождения детей. Дело было так: я с друзьями поехал в клуб и там увидел девушку восточной внешности (Эльвира родом из Башкортостана), а поскольку мне хотелось попробовать, как я говорил, «экзотического секса», я стал к ней активно «клеяться». «Склеять» ее, как я планировал, не получилось, и я пригласил ее на следующий день на свидание. А потом еще на одно, и еще на одно, и еще на одно. Короче, в общей сложности мы провстречались около трех лет. И расходились много раз, но все равно сходились.

На УЗИ мы вместе не ходили. Почему-то не срослось, я довольствовался снимками, принесенными ею из больницы. На них ничего, на мой взгляд, толком не видно, но мысль о том, что я стану скоро отцом, очень мне льстила. Сначала нам сказали, что у нас будет сын, и в одной из поездок в Германию мы накупили для него вещей. Хорошо, хоть немного, потому что на следующем УЗИ врачи заявили, что у нас будет дочь. Дочь — значит, дочь. Но рисковать с покупкой килограммов розовых платьиц мы не стали. И во время наших следующих зарубежных шопингов мы акцентировали свое внимание на кремы, соски и прочую ерунду, которая на Западе стоит копейки, а у нас обходится в десять раз дороже. Летать на самолете Эльвира не боялась, угрозы выкидыша ей не ставили, и чувствовала она себя отлично.

беременная женщина

В середине беременности Эльвира охладела к маринадам и переключилась на апельсиновый сок и мандарины. Правда, в поглощении их она пыталась себя сдерживать — мало ли: так и до аллергии недолго.
В конце беременности Эльвира занялась вопросом родов. У меня был знакомый в роддоме на Севастопольском проспекте, и за относительно небольшую сумму я договорился с ним о родах Эли. Рожать она не спешила. Мы наматывали километры пеших прогулок, но ситуация не менялась. На сорок второй неделе где-то в интернете Эльвира вычитала, что отличный стимулятор родов — касторовое масло. Эля где-то нашла касторовое масло и вечером, организовав романтический ужин, сделала себе еще тот ерш. Ёрш — это то, что она сотворила с этим касторовым маслом. Поскольку выпить его так она не смогла — гадость редкая, она решила его смешать с яблочным соком. Выпила, а потом чуть ли не полночи бегала в туалет.

Оказывается, касторка имеет слабительное действие. Схватки начались в пять утра. Паниковать Эльвира не стала и будить меня не захотела. Да и сама очень скоро заснула. Часов в десять мы встали, спокойно поели, собрали все необходимые вещи и решили ехать. Дальше все было, как в кино. А точнее как в качественном ситкоме.   Ехать мы собирались на Элиной машине. За рулем должна была ехать Эля. Однако к тому времени, когда мы вышли из дома, у Эли схватки усилились (каждые восемь минут) настолько, что она не могла сидеть. Я за руль тоже не мог сесть — вот только накануне отобрали права. Я предложил Эльвире взять такси, там она может лечь, если ей больно сидеть, но она заявила, что лежать ей тоже некомфортно.   И тут же выдала, что лучше всего поехать на метро.

Стоя. Как вам такое предложение? Не поверите, но она не шутила. Ехать надо было в другой конец Москвы. Мы спустились в подземку и поехали. По пути нам все порывались уступить  место, но Эля отказывалась. Мы стояли, она пыталась делать вид, что все нормально, но периодически впивалась мне ногтями в руку. Я тоже пытался делать вид, что все хорошо. Сам, конечно, нервничал, но панику разводить ни в коем случае не собирался. Мы благополучно доехали до нашей станции, вышли и сели на трамвай. Там нас тоже хотели усадить, но мы заявили, что предпочитаем повисеть на поручне. Рядом о нашей легкомысленности пошептались бабушки, но, к счастью, мы уже почти добрались. В приемном отделении нам тоже пришлось подождать. Пока мы ждали, я смог лицезреть нескольких будущих папаш. Они привозили рожающих жен, у них тряслись руки и срывались голоса. Я держался молодцом, но это, думаю, во многом благодаря Эле. Она не хваталась за живот с криками: «Помогите, умираю!», она шутила, улыбалась, хотя, уверен, что ей было не до веселья. Элю приняли, и я поехал домой, а по пути положил ей на счет тысячу рублей.

скоро роды

А потом начался поток смс и ммс. Эля писала мне о том, что происходит. Будь, у Эли другой характер, это были бы «весточки с фронта», а с ее подачи это были «непутевые заметки», не без юмора. Она прислала мне видео из серии «Как выглядит моя палата», она сфоткалась в ночнушке (или как это называется) для рожениц, она сняла портреты всех врачей, она писала, писала, писала. О чем конкретно, я не скажу. Все эти смс-ки со мной. В моем телефоне, и хотя там ничего такого нет, все это очень личное, чтобы рассказывать об этом. Скажу только, что даже в тот момент, когда она родила головку нашей малышки, она строчила мне смс. И когда ее зашивали, тоже.

Выписали Элю и нашу дочку на пятый, кажется, день. Все закончилось хорошо. Вот только с именем вышла неувязочка. Но я на этот счет долго не сопротивлялся. Хочет жена, чтобы дочь была Жаклин Ивановна — ну что тут поделаешь, будет, точнее уже есть.

Ссылка на основную публикацию